Как живет саракташская обитель милосердия без своего настоятеля?

Скоро будет год, как Свято-Троицкая обитель милосердия в поселке Саракташ осталась без своего основателя и бессменного руководителя отца Николая Стремского. В сентябре 2019-го ему предъявили обвинение в изнасиловании и развратных действиях в отношении несовершеннолетних. Священник, воспитавший более 70 приемных и усыновленных детей, до сих пор находится в следственном изоляторе.

В вину бывшего настоятеля никто из местных священнослужителей и прихожан верить не хочет. А то, что случилось год назад, в обители называют не иначе, как трагедией. По дороге к главному храму — Свято-Троицкому собору, единственному, где сейчас проходят богослужения, посетители могут ознакомиться с вехами большого подвижнического пути отца Николая Стремского. Такая история в фотографиях — начиная с черно-белых снимков 1990-х, когда священник только приехал в Саракташ, фактически на голое место.

— Это история его заслуг и трудов, которую никто не отменял, — подчеркивает нынешний настоятель Свято-Троицкой обители милосердия протоиерей Иоанн Кочанкин. До вынесения приговора Николаю Стремскому он временно назначен на эту должность, не оставляя в то же время прежней — настоятеля храма Казанской иконы Божьей Матери в Оренбурге.

Я спросила отца Иоанна, что больше всего его поразило, когда он принимал дела?

— Огромные долги — по зарплате, коммуналке, пришлось много потрудиться, чтобы газ, свет и воду не отключили. Уже большую часть удалось погасить. И спонсоров привлекали, и храмы Оренбургской епархии около трех миллионов рублей собрали. Но многие благотворители перестали помогать, потому что отец Николай находится под следствием. А тут еще карантин объявили, обитель по июнь была закрыта для посетителей. Правда, и до пандемии поток прихожан заметно сократился: за год нас посетила лишь одна экскурсионная группа. Даже странно было — звонят, договариваются о времени — и не приезжают.

В прежние времена, по словам местных священнослужителей, обитель ежедневно посещали десятки туристов.

Постепенно сокращали раздутый штат, кому-то предлагали найти другую работу. Теперь не трудятся семь иконописцев. Отец Николай заказывал им подарки для своих благодетелей. А если нет благодетелей, кому дарить? Дорогие рукописные иконы и в городе особо не берут, а тем более в маленьком Саракташе. Что касается обслуживающего персонала, то по собственному желанию уволился водитель отца Николая и повар, который работал в его доме. Что неудивительно, ведь возить и кормить больше некого, несовершеннолетних детей распределили по интернатам.

 

Гимназию распустили

О закрытии православной гимназии, самой старой в Оренбургской области из ныне существующих, предупреждали еще в середине прошлого учебного года. Не закрытие, а приостановление деятельности, поправляет иерей Василий Чернов, который много лет преподавал в этом учебном заведении. Потому табличку пока не убирают, надеются на чудо. Правда, в таком ожидании находятся лишь несколько человек, большинство родителей уже отнесли документы в обычные школы поселка Саракташ. По словам протоиерея Иоанна Кочанкина, для продолжения учебы они могли выбрать любую, такова была установка районной администрации и областного минобра. Четвертый класс из 12 человек перешел в школу № 2 в полном составе вместе с учителем. Все остальные педагоги тоже трудоустроились, но, если чудо когда-нибудь произойдет, готовы вернуться.

В 2019 году в православной гимназии занимались 64 ученика, среди них дети священников, работников обители и местных жителей, которые хотели воспитать своих чад в духе христианства. По сути, это была частная школа, с той лишь разницей, что родители платили только за питание. Немалые средства на содержание гимназии удавалось привлекать за счет личных связей отца Николая Стремского. Положение было сложное и год назад, признает иерей Василий Чернов, но отец Николай всякий раз находил возможность решить эти вопросы. Однако постепенно проблемы накапливались, здание, построенное еще в 90-е, давно требует ремонта. Как внутри, так и снаружи, что видно невооруженным глазом. Претензии по поводу нарушения правил пожарной безопасности поступали от надзорных органов неоднократно. Но привести гимназию в рабочее состояние, учитывая ситуацию с долгами, пока нереально, слишком большая сумма на это требуется, объясняет отец Иоанн.

 

Фундамент для милосердия

По экономическим причинам не принимает новых насельниц и дом милосердия, тоже построенный еще в прошлом веке. Не исключено, что в недалеком будущем он может прекратить свое существование. Сейчас в доме осталось лишь 12 бабушек, это в разы меньше, чем было еще несколько лет назад, четверо за этот год умерли. Обитательниц оберегают от посторонних, опасаясь коронавируса, поэтому даже заглянуть за ворота нам не разрешили. Но уверяют: во внутреннем дворике у них достаточно места для прогулок, есть садик и лавочки.

Новому настоятелю предлагали устроить старушек в дома престарелых, но он даже не стал это обсуждать. Люди не просто так оказались в обители, считает отец Иоанн, для них важно жить там, где есть храм, можно исповедоваться, причащаться. Хотя не все насельницы пострижены в монахини и далеко не каждая жертвовала свою недвижимость в пользу обители. Кстати, даже с учетом их пенсий содержание повара, медсестер, сиделок требует немалых средств. Кроме того, у МЧС большие претензии к самому зданию, где живут старушки. Еще несколько лет назад его пытались закрыть, так как постройка не соответствовала требованиям безопасности аж по 18 пунктам. Отец Николай, чтобы решить эту проблему кардинально, семь лет назад заложил на территории обители фундамент нового здания дома милосердия. Большого, рассчитанного, как минимум, на полторы сотни человек. А одновременно начал возводить храм в честь святых царственных страстотерпцев и всех новомучеников и исповедников церкви русской. Этот объект, видимо, оказался важнее — идею удалось воплотить в жизнь, не считая подземного лабиринта, наподобие святых пещер в Новосергиевском районе. А вот до дома милосердия руки так и не дошли. На фоне его фундамента отец Николай дважды записывал обращение к Президенту РФ с просьбой профинансировать социально значимый объект. Но в данном случае не помогло даже личное знакомство с главой государства. Здесь, конечно, можно порассуждать о приоритетах самого отца Николая: почему он решил направить немалые средства на строительство очередного храма, если дом милосердия давно нуждается в переселении? Сегодня немногочисленных посетителей обители принимает лишь один храм, остальные временно закрыты. Их отапливают ровно в той мере, чтобы сохранить здания.

— Храмы строятся не для количества, а для людей, — отмечает отец Иоанн. — А кем их заполнять в нынешней ситуации? У меня в Оренбурге тоже были задумки, связанные со строительством, но увидел, с какими проблемами здесь столкнулись, и решил убавить аппетиты.

 Пушки и символы евангелистов

Желание Николая Стремского следовать традициям Троице-Сергиевой лавры, где он когда-то учился, вполне объяснимо. Отсюда стремление расширять православный комплекс, где у каждого храма свое предназначение. Но какой смысл заключен в относительно недавно появившихся фигурах львов и орлов, встречающих нас у входа в обитель и некоторые здания на ее территории? Не говоря уже о танке Т-34, будто охраняющем ворота обители от неприятеля, и пушках?

— Лев и орел — символы евангелистов, — объясняет иерей Василий Чернов. — Танк времен Великой Отечественной установили в память о воинах, призванных из Саракташского района. Кстати, целая танковая колонна была сформирована на деньги церкви, несмотря на то, что она тогда была гонима. А пушки отлили на средства обители в честь 200-летия победы России в Отечественной войне 1812 года. Таким образом воспитываем в детях чувство патриотизма, чтобы они не забывали нашу историю. Списанный самолет нам подарило авиапредприятие, внутри работало детское кафе, там можно было посмотреть советские мультфильмы. А рядом в течение всего лета действовала детская площадка. Но из-за карантина вопрос о ее открытии в нынешнем сезоне даже не стоял.

Кстати, символы евангелистов можно увидеть и в кафе «Русский дворик», которое, как и расположенная рядом гостиница, является собственностью семьи Стремских. Этим и другим его имуществом (в ходе обысков у отца Николая были найдены документы на дорогую недвижимость в России и за рубежом), сегодня распоряжаются его родственники. Некоторые из них живут буквально через дорогу, за высоким забором. Там стоит и дом, где жили дети, и первая построенная отцом Николаем церковь — Никольская. Но нас предупредили, что это уже частная территория. И вряд ли супруга Стремского, матушка Галина, или его сестра, монахиня Валерия, захотят общаться с посторонними. А дочери Елены, с тех пор как ее отпустили из СИЗО, и вовсе след простыл. Между тем сам отец Николай поддерживает связь с сотрудниками обители.

— Мы переписываемся, о чем — говорить не буду, это личное, — рассказал иерей Василий Чернов. — Конечно, он надеется на справедливость, на благополучное разрешение ситуации. Кстати, абсолютно любой человек может ему написать – просто через «Почту России», на адрес: Оренбург, СИЗО № 3, ул. Калининградская, 192.

Фото Юрия СТЕКАЧЕВА

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

18-08-2020 12:04
Репортаж Валентины Соколовой о том,
19-01-2019 6:00
О том, какие пути приводят

Также читайте

28-09-2020 11:15
Девочка не вышла из наркоза после проведения рядовой операции
23-09-2020 12:52
Объединение ждет областную больницу № 2 и городскую больницу №
28-09-2020 12:58
В Оренбурге прокуратура Центрального района инициировала проверку по факту смерти
28-09-2020 15:41
Губернатор Оренбургской области Денис Паслер сегодня, 28 сентября, внесет очередные
25-09-2020 11:29
Глава федерального ведомства планирует посетить Оренбургскую область 28 сентября
21-09-2020 10:09
В медицинском учреждении Оренбурга скончался еще один пострадавший при взрыве