«Нужно предпринимать все возможные усилия, чтобы у старых зданий в Оренбурге появились постоянные владельцы», — архитектор Александр Алексеев, координатор «Том Сойер Феста»

Свыше 400 исторических зданий пустует в центре Оренбурга — об этом еще летом заявил глава города Дмитрий Кулагин. Проблема настолько на виду, что игнорировать ее, казалось бы, сложно, но ее игнорируют. Консервацией зданий в этом году занимались не чиновники, а общественники из «Том Сойер Феста». Владислав Фельдман поговорил с координатором проекта — архитектором Александром Алексеевым и узнал, что можно сделать с исторической средой.

— Первый вопрос — диагностический. В каком состоянии находится историческая среда Оренбурга?

— Историческая среда — сложное понятие, которое включает в себя разные составляющие. И они находятся в разном состоянии. Есть историческая планировка города — она сохранилась хорошо и осталась практически без изменений.

Есть масштабная застройка, среда — с ней тоже все не так плохо. Я думал, что плохо, пока не оказался в Екатеринбурге. Там двухэтажный домик, памятник архитектуры, может стоять рядом с высоткой в двадцать этажей. У нас такого сравнительно немного. Хотя есть и кричащие случаи, например жилая многоэтажка в районе «Атриума».

Если рассматривать низовой уровень, т. е. состояние конкретных зданий, тут все намного хуже. Многие исторические здания находятся в неудовлетворительном состоянии, хорошо сохранился небольшой процент.

— В последние годы очень много говорят про расселенные дома в центре, и мы действительно видим огромное количество пустующих исторических зданий в центре города. Тебе понятно, почему их расселяют и что с ними будет?

— Почему расселяют — понятно. Там проживали не очень обеспеченные люди, а исторические дома, чтобы сохранять их в хорошем состоянии, требуют больших затрат. Если сравнить количество людей в типовой девятиэтажке и затраты на ее содержание и количество жильцов в памятнике архитектуры на четыре квартиры и затраты на его содержание, я думаю, это похожие цифры. Малое количество жильцов просто не тянет содержание этих домов, поэтому они, будем честны, плохие собственники. Дома при них рушатся и не ремонтируются, в случае ремонта исторический облик часто грубо нарушается (фасад или часть фасада зашивается сайдингом, профлистом, вставляются белые пластиковые окна). Это делает дома более пригодными для проживания, но убивает их подлинность, их красоту.

Что происходит после расселения жильцов — другой вопрос. Дома стоят пустые, и это ничуть не лучше. Да, прежние владельцы не имели денег и часто не умели обращаться с историческими зданиями, но это были хотя бы живые люди. Что будет с этими домами сейчас — непонятно. Объекты культурного наследия по закону сносить нельзя, поэтому они могут стоять до бесконечности. Снести нельзя, но довести до состояния, когда остается только подмести то, что осталось от дома, — можно.

Со средовой застройкой все проще. Ее можно выкупить, снести, надстроить, достроить. Внятной программы по сохранению этих объектов нет. До расселения было плохо, но после расселения лучше не стало.

— Нужно ли спасать эти дома или если да, то как?

— Если к городу подходить с экономической точки зрения: квадратные метры, жители, оборот торговли и т. д., то большой пользы от этих домов нет. Однако если подходить более вдумчиво — ценность исторической застройки очевидна.

Город — это не только материальные показатели, не только место, где живут и работают люди. Город — место, где живут легенды. Этим настоящий исторический город отличается от моногорода, основанного в советское время или рабочего поселка; там может быть все необходимое для комфортного проживания, но жить там не так интересно.

Надо понимать, что сейчас у людей базовые потребности в основным удовлетворены: есть жилье и еда. Люди начинают выбирать не только количество, но и качество. Именно этим объясняется   значительная роль дизайна в продвижении товаров. Человек, скорее всего, купит тот автомобиль, который ему визуально понравится. Не за технические характеристики, а за харизму. Городу очень важно сохранить харизму, как и любому товару. Это та составляющая, которая помогает городу привлекать и удерживать жителей. Если выбирать между двумя городами с одинаковым населением, экономическими показателями, но с разной харизмой, разной аурой, то выбор очевиден. Например, Волгоград и Челябинск. Два миллионника, один из которых намного мощнее экономически, — я имею в виду Челябинск. Но Волгоград — это порода, харизма. Лично я бы выбрал для жизни Волгоград.

У Оренбурга есть своя харизма,  своя красота, и их необходимо сохранить. Заменить все это новостройками — заведомо проигрышный вариант. Будем честны, историческую архитектуру сейчас воспроизвести невозможно. Да и масштабный строй города такой, что большие объекты туда не вписываются. Возьми небольшие улицы шириной 20 — 25 метров в красных линиях и попробуй туда поставить  восьми-девятиэтажные сталинки, которые хорошо смотрятся в Питере и Москве, — они просто задавят улицу. Это будет несомасштабная застройка. А новая застройка в основном ориентируется на это: воткнуть побольше этажей.

— Что ты понимаешь под городскими легендами?

— Легенда — это информационная составляющая среды. Любая информация, история, связанная с местом, — это легенда. Не обязательно, чтобы это громыхало на всю страну. Даже местные интересные истории — это классно и здорово. А ведь легенды могут быть не только общегородскими, как история про дом адвоката Городисского или первую лавку купца Хусаинова, но и частными. Это истории людей, которые здесь живут давно, у которых с местами связаны воспоминания. Когда город начинает терять лицо, историческую застройку, это для старожилов может стать серьезным доводом, чтобы подумать о смене места жительства. Когда ты долгое время живешь в городе и понимаешь, что он перестал быть твоим, то легче выбрать более выгодный город.

— Как выглядит эта аура в разных городах?

— Например, Питер — это имперское величие, торжественные фасады, каналы. Это лицевая сторона. Если во дворы — то это Петербург Достоевского, нуар. Или Севастополь — город, который очень похож на Питер своей имперскостью и военно-морской стилистикой, а во двориках чувствуется то ли Италия, то ли Одесса. Уютные солнечные дворы, огромные плющи, висящее от балкона до балкона белье. Волгоград — это сталинская застройка. Город был почти уничтожен в войну. Когда оказываешься там, понимаешь, что такое город, построенный целиком. Это город-ансамбль, хотя там тоже есть отдельные здания, ключевые точки, но это все равно цельная композиция. Конечно, это относится именно к центру города.

Если говорить про Оренбург, у нас все-таки купеческая застройка. Есть у нас отдельные объекты, которые по масштабу могли бы быть в Питере: тот же Дом Советов или здание администрации Оренбурга, летное училище, которое непонятно, выживет или нет. То есть столичные по масштабу и композиции здания есть, но их в городе — буквально по пальцам двух рук пересчитать. Основная застройка — купеческие небольшие особнячки, доходные дома. Два-два с половиной этажа, кирпичный стиль, эклектика. Современная жизнь в этих домах тоже создает свою ауру — развешанное белье, разбросанные детские игрушки, вросшие в землю гаражи, котики — все это.

— Как можно спасти средовую застройку в Оренбурге?

— Сейчас эти дома находятся в ведении города, а конкретно — в ведении комитета управления имуществом. Было бы здорово эти дома законсервировать: закрыть окна и привести в порядок крышу (просто залатать дырки, чтобы она выдержала несколько лет). За этими домиками должен происходить надзор: следить, что в них не живут бомжи, что их не разбирают на кирпичи. Понятно, что это требует денег и людей.

Муниципалитет для всех этих зданий, скорее всего, временный владелец. Нужно предпринимать все возможные усилия, чтобы у этих зданий появились постоянные владельцы. Чтобы здания оказались в добросовестных частных руках. Чтобы люди хотели сохранить здания, а не довести дом до ручки и построить вместо старинного особнячка автомойку. Это должны быть состоятельные люди, которые смогут обеспечить содержание зданий в хорошем виде. Возможно, стоит разрекламировать эти здания, создать бренд. Сейчас человек, у которого есть деньги, не рассматривает дом в центре в качестве своего коттеджа. Хотя почему бы и нет? Жить в центре, пешком ходить в офис, не стоять в пробке по дороге из Пригородного или Ростошей. Но люди покупают дома именно там и едут по пробкам в офис, который, скорее всего, находится в центре.

Эта проблема уже больше относится к социологии или политике: до революции был распространен формат городской усадьбы и богатые люди жили в городе. Они не скрывали свои дома за бетонными заборами, пятью рядами охраны, колючей проволокой и видеонаблюдением. Они мыслили себя как часть города и общества, поэтому город и общество имел к ним большее доверие. Потому что когда дом купца Хусаинова в центре города, а купец ходит по этим улицам каждый день в мечеть и продуктовую лавку, это порождает к нему совсем другое отношение, чем если бы он жил за бетонным забором и с простыми смертными не пересекался. Другой формат жизни — более доверительный. Сейчас он спросом не пользуется. В чем здесь причина: в том, что богатые люди не чувствуют себя легитимно богатыми, то ли дураков много и людям хочется обезопасить семью и имущество, не знаю. Факт в том, что сейчас немного феодализм, когда сеньор живет не вместе со всеми, а в замке.

— В идеальной картине мира ты представляешь эти дома заселенными обеспеченными людьми, которые могут их содержать?

— Я представляю эти дома просто востребованными и в хорошем состоянии. Что именно там будет, не так важно. Если они будут работать как городские усадьбы — отлично. Если как гостиницы или хостелы — почему бы и нет. Барбершопы — ради бога. Просто городу не нужно столько барбершопов, поэтому думаю, что большая часть должна использоваться как жилье. Барбершопы и магазины в центре — ниша, которая насыщена. А вот элитное жилье в историческом доме — ниша, которая могла бы появиться. И эта ниша могла бы вместить все старинные здания, потому что люди с деньгами в городе есть.

 

— Мы немного поговорили про новодел, и ты, как я понимаю, им не очень доволен. Назови три, на твой взгляд, самых уродливых здания в городе?

— Библиотека ОГУ однозначно в топе. Реплика здания МГУ имени Ломоносова, которое похоже на МГУ, но больше — на зиккурат. Самая ее мерзкая особенность — она очень большая. Ее видно не только с близлежащих улиц — ее из-за города видно, я ее из Гребеней видел. Она стала одним из символов Оренбурга, и ее вряд ли получится перестроить.

Второе — здание областного суда на Комсомольской, большое и примитивное строение со стеклянно-керамогранитным фасадом. Отдельно нужно отметить то, что объект никак не согласуется с соседними зданиями – юракадемией и старинным кирпичным домом; при этом здание старается быть торжественным, помпезным и тянуть на себя побольше внимания. Это проблема многих новых зданий в городе.

Третье — ТЦ «Панорама» на 8 Марта. Странное, как будто недостроенное здание с примитивным фасадом, при этом расположенное в очень живом и заметном месте. Здесь могло бы быть красивое здание с проработанным фасадом и шпилем на углу двух улиц, но место занимает киоск-переросток.

— «Том Соейер Фест» сейчас единственное общественное движение, которое занимается сохранением исторической среды в Оренбурге?

— Это громко сказано. Мы мало что сделали в этом году. У нас есть с прошлой осени  отделение Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры (ВООПИиК). Чем конкретно они занимаются, я не знаю, но определенную активность проявляют по наблюдению за домами, и окна они заколачивали, как мы, общались с администрацией.  Я ни в коем случае не хочу сказать, что они делают мало. Тут все — мало. Объем такой, что, что бы ты ни делал, это будет капля в море. Кроме них никого назвать не могу. Есть еще одиночки, которые занимаются сохранением и популяризацией исторического наследия. Например, блогер Надежда Кутафина или Андрей Чередниченко, который водит экскурсии.

— Как «Том Сойер Фест» изменился за три года работы?

— В первый год мы сделали одноэтажный дом на одних хозяев, во второй год мы сделали одноэтажный домик на шесть хозяев, а в третий год мы устали и не сделали ничего. У меня в этом году не было возможности руководить фестивалем, а других желающих пока не нашлось. Так что сейчас «Том Сойер Фест» ждет нового координатора.

— Многие ругали Бренева и Арапова за точечную застройку, за все то, что происходит с центром. Пришли Кулагин, Проскурин и Ибрагимова. Стоит ждать положительных изменений?

— Ждать таких изменений всегда стоит, но лучше их активно добиваться. Нужно понимать, что любой человек, принимающий решения, вынужден учитывать множество интересов – руководства, коллег, смежных ведомств, бизнеса, жителей. Поэтому город никогда не станет красивым и уникальным только усилиями архитектора, даже если это главный архитектор города. Должен быть общественный запрос на качественную городскую среду, на качественную архитектуру, на сохранение исторической среды. Даже продвинутый и добросовестный главный архитектор вряд ли сможет взять и запретить делать плохо. Для того чтобы остановить строительство неуместного объекта, замену деревьев парковками или снос старинных зданий, нужен общественный запрос, общественный резонанс.

АВТОР: Владислав Фельдман

ФОТО: Светлана Фельдман

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

18-11-2019 14:35
Пожар на трансформаторной подстанции попал
18-11-2019 11:52
Государственная Дума приняла проект возрождения
18-11-2019 11:26
По сообщению синоптиков, ожидается снег
17-11-2019 12:26
Корреспондент ОРЕНОНЛАЙН пообщался с персоналом
14-11-2019 17:45
Неблагоприятные погодные условия затронут преимущественно
14-11-2019 14:09
Но после вмешательства сотрудников ТСЖ

Также читайте

13-11-2019 9:03
Анна Межова резко раскритиковала визит сотрудников Следственного комитета в Оренбургский
13-11-2019 15:58
Ранее мусор валялся на одном из пустырей в поселке Карачи
14-11-2019 15:34
Всего было задействовано 10 регионов России
12-11-2019 15:50
Наталья Ибрагимова сказала, что не сталкивалась с таким предвзятым отношением
14-11-2019 17:47
Причина следственных действий пока не известна
13-11-2019 11:43
Чтобы осмотреть подозрительную сумку, на место выехали спецслужбы