Куда пропало оренбургское мороженое?

Единственный в областном центре производитель жаропонижающего лакомства, Оренбургский хладокомбинат, стоит без работы. Из 180 сотрудников осталось 65, да и те находятся в вынужденных отпусках. Электроэнергия, телефоны – все отключено за неуплату… А город тем временем заполонило мороженое из других регионов. Цена, как правило, кусается, а главное — не гарантирует качества.

«Плохое» молоко

Последнюю партию мороженого Оренбургский хладокомбинат выпустил в январе этого года. Все, что сварили осенью и зимой, к началу лета было распродано. Остатки ассортимента (а он включал 19 наименований) в очень небольшом количестве еще представлены в магазине, который работает при комбинате. Люди специально едут туда со всего города «за хорошим мороженым». А потому магазин, в отличие от комбината, продолжит свое существование. Вот только торговать, скорее всего, придется привозным товаром. Да той же популярной и недорогой «Сказкой» в вафельных стаканчиках, которую успешно подделывают в Омске и Ульяновске, а уже оттуда везут в Оренбург.

— Предприятие заблокировано кредитором – Россельхозбанком, — объясняет директор и учредитель Оренбургского хладокомбината Олег Дубовсков. — Последние полтора месяца мы ведем отчаянные переговоры. Есть инвесторы, которые готовы возобновить производство как мороженого, так и молочной продукции. Дайте неделю – и продукт будет. Но мешают бюрократические проволочки со стороны Россельхозбанка. По сути, мы связаны по рукам и ногам.

Хладокомбинат уже несколько лет находится в перманентном кризисе, к которому привела череда несвоевременных решений, совпавших с ростом курса валют. Сменявшиеся собственники и учредители вроде бы хотели как лучше. Чтобы уйти от сезонности, зависимости от спроса на мороженое, наладили молочное производство. Помните торговую марку «Оренмилк»? Молоко, кефир, йогурты в ПЭТ-бутылках, обеспечивавших длительную сохранность, сыр моцарелла – качественная была продукция. С одним лишь недостатком – ценой выше среднего. Например, только ПЭТ-бутылка добавляла к ней 10 рублей. Ставка на качество, ограниченная мощность (единовременно могли принять не более 40 тонн молока) — все это не позволяло снизить себестоимость.

— Как объяснить людям, что хороший продукт того стоит? — недоумевает Дубовсков. — На рекламу не хватало денег. А когда меня спрашивали, хорошее ли у нас молоко, отвечал – плохое. Потому что после вскрытия упаковки быстро прокисает. Правда, некоторые понимали: значит, в него ничего не добавлено и оно не ультрапастеризованное.

В валютном пике

Современная линия для молочного производства приобреталась по инвестиционному проекту с гордым названием «губернаторский». Договор о поставке нового оборудования и вводе его в эксплуатацию был заключен в 2014 году в рамках международного агропродовольственного форума «Зеленая неделя» в Берлине. Проект, признанный одним из приоритетных в регионе, реализовали в марте 2015-го. Представители власти тогда заявляли, что открытие нового цеха – это увеличение закупки молока у фермеров, дополнительные рабочие места и качественные продукты местного производства для жителей области.

А за кулисами торжественного события происходило следующее. Немецкая компания «Трубатек» еще не все оборудование поставила, а Россельхозбанк уже начал требовать возврата денег. Точнее, евро, ведь кредит брали в этой валюте. Пришлось отдавать оборотные средства. Как раз в 2014-м евро подорожал минимум на 30 процентов. Кредита на приобретение оборудования уже не хватало. А тут еще кризис потребительского спроса, тяжелый вход в сети, демпинг. И все это время кредиторы забирали свои деньги, без послаблений. Кредитный долг доходил до 490 миллионов рублей, удалось погасить 100 миллионов основного долга и столько же по процентам. На сегодняшний день основной долг банку составляет 390 миллионов рублей. Тут уж не до мороженого.

— Я как соучредитель в 2016 году попробовал за счет своих средств удержать предприятие на плаву. До 2017-го все налоги, зарплаты платились вовремя. Но кредиторы все, что могли, выгребли и у меня. Хотя, на мой взгляд, надо было глобально смотреть: хладокомбинат — единственный местный производитель мороженого в таком объеме и ассортименте. Все-таки Россельхозбанк — это госструктура, которая поддерживает АПК, постоянно работает с подобными проектами. Он мог дать возможность предприятию выйти на прибыль, а потом уже забирать кредит, — считает Дубовсков. — Мы просили оборотные средства, чтобы комбинат не остановился. Не снижали количества производимой продукции. Пока за счет своих ресурсов я продолжаю держать основной костяк сотрудников, которые хоть завтра могут выйти на работу. Мы знаем, как выбраться из этой ситуации, но боюсь, нас свалят в банкротство. Практически новое оборудование могут по частям продать, даже порезать на металлолом. Хотя стоимость только молочного завода с необходимой инфраструктурой — не менее 300 миллионов рублей. Разумеется, никто не собирается покупать его за эти деньги, постараются забрать как можно дешевле.

Едим «Коровку» – кормим соседей

Местные производители мороженого почти не представлены в сетевых магазинах. Какое угодно, только не наше. Бузулукский молочный комбинат развивает сеть фирменных торговых точек в областном центре. Хотя в Оренбурге, исходя из его потребностей, их могло быть намного больше. Бузулукское мороженое в ведерках и пластиковых стаканах, на данный момент – единственное местное, берут на ура. Потребителя устраивает и качество (без всяких заменителей), и цена. Оренбургское, кстати, в этом плане было еще доступнее. Килограммовый пломбир «Коровки из Кореновки» (Краснодарский край) продается в сетях от 360 рублей и дороже. Нетрудно догадаться, что процентов 15 — 20 от этой цены составляют транспортные расходы, не говоря уже о сетевых накрутках. Пломбир «ГОСТ» того же объема в магазине Оренбургского хладокомбината прошлым летом стоил 200 рублей. Кстати, «Магнит» брал его оптом по 110 рублей, а выставлял – по 270! В стаканчиках, где менее ста граммов, получается еще дороже. Цена «Кореновки» — от 50 рублей и выше, в то время как оренбургский пломбир стоил 28.

Цена килограммового ведерка бузулукского мороженого не превышает 260 рублей. Но с запада области везут совершенно не те объемы, которые нужны большому городу. Хладокомбинат производил в лучшие времена максимум 1700 тонн мороженого в год. А уровень потребления Оренбуржья вдвое больше. Получается, сейчас на нас зарабатывают в основном предприятия других регионов и федеральные сети.

К примеру, выпускал Оренбургский хладокомбинат, наряду с пломбиром в вафельном стаканчике, более дешевый вариант — растительно-сливочное мороженое «Сказка». Наполовину оно состоит из заменителя молочного жира (ЗМЖ), наполовину – из сливок. Его себестоимость – 7,2 рубля за стаканчик. Сети предлагали покупать «Сказку»… по 5 рублей, чтобы выставлять на продажу за 12 — 15. И есть производители, которые на это соглашаются. Правда, содержание ЗМЖ в таком мороженом может достигать 90 процентов. На этикетке этого никто не пишет – разве что Роспотребнадзор выявит. А не хочешь делать откровенную дрянь, использовать самые дешевые компоненты – терпи убытки.

Сегодня у оренбургских покупателей мороженого, как это ни странно прозвучит, почти нет выбора. Либо соглашаемся на относительно дешевое лакомство сомнительного качества, либо разоряемся на настоящий пломбир по зашкаливающей цене. Этим летом в сетях появилось такое мороженое из Башкирии – 220-граммовая упаковка по 180 рублей!

Тем временем жизнеспособное оренбургское предприятие стоит без дела. Ему просто не позволяют работать. И здесь не совсем понятна позиция банка – ведь (в крайнем случае) действующий комбинат продать проще. Более того, в сентябре 2018 года по формальным признакам возбуждено уголовное дело в отношении директора хладокомбината, технолога с огромным опытом Сергея Бондарева. Его хотят наказать за то, что прошлым летом после очередного простоя здесь начали выпускать мороженое. Выплатили зарплату и более 30 процентов налогов. И тут налоговая подала на банкротство, было возбуждено уголовное дело якобы за сокрытие денежных средств. Тех самых, которые одолжили у третьих лиц на оплату электроэнергии, газа, воды, сырья – всего, что необходимо для запуска предприятия. Получается замкнутый круг, и, пока выход из него не будет найден, о хорошем мороженом по доступной цене остается только мечтать.

ФОТО:  pixabay.com

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

26-01-2020 11:02
Десять машин столкнулись на орской
26-01-2020 10:45
Движение возобновлено, но снегопады не
25-01-2020 21:48
Метель сковала движение на дорогах
25-01-2020 14:56
Технология позволит увеличить срок службы
25-01-2020 13:22
Уроженка Орска, гроссмейстер Александра Горячкина
24-01-2020 12:52
Николай Ярошов из Тюльганского района
23-01-2020 12:31
ООО «Благоустроитель» не выполнило свои
23-01-2020 10:13
Ограничение было введено вчера, 22
22-01-2020 21:07
Очередной технический сбой в Федеральной
22-01-2020 16:37
Жители поселков Бузулукского района собирают
22-01-2020 14:55
В технической работе ГАИ
22-01-2020 14:35
Также перекрыли межпоселковую дорогу

Также читайте

20-01-2020 17:56
Школьное питание. Аргумент против пиццы
21-01-2020 12:57
Летом 2019-го человек, похожий на Валерия Андреева, появился в Ленинградской
24-01-2020 11:27
А сроки ожидания различных видов медицинской помощи значительно сокращены
22-01-2020 8:23
В забеге классическим стилем Илья Трегубов был недосягаем
20-01-2020 18:36
Социальная гостиница создана при Центре помощи семье и детям «Колыбель»
23-01-2020 11:14
22 января в Ленинском суде продолжилось рассмотрение уголовного дела в