Из-за бюрократических тонкостей «земский фельдшер» Красногвардейского района осталась без подъемных

Программы «Земский врач» и «Земский фельдшер» были приняты с целью сократить дефицит кадров в сельский больницах, амбулаториях и фельдшерско-акушерских пунктах. Рискнувшим принять в них участие положены соответственно 1 миллион или 500 тысяч рублей. Только это не всегда срабатывает. Главные врачи районных больниц говорят, что даже за деньги желающих ехать в глубинку мало. У тех же, кто приехал, часто возникают проблемы с их получением.

Вернулась на родину

Регина Андреева в Красногвардейском районе родилась и выросла. Окончив медицинское училище, устроилась в 2012 году на работу в ФАП поселка Подольск. Вскоре вышла замуж и уехала с мужем в Москву. Работала медицинской сестрой в частной клинике, но зарплаты, по сельским меркам хорошей, хватало только на жилье и продукты. Да и сама жизнь в столице молодой женщине не понравилась — слишком шумно и суетно. В итоге с мужем и Москвой рассталась, вернулась с маленькой дочкой домой к родителям.

— У меня был выбор: устроиться на станцию скорой помощи или фельдшером в Подольский ФАП, — рассказывает Ирина. – Главный врач Красногвардейской районной больницы Татьяна Николаевна Папина сказала, что я нужна в ФАПе. На вопрос, положена ли выплата по программе «Земский фельдшер», получила ответ, что на этот год нет квоты.

Предусмотренные программой 500 тысяч рублей позволили бы Регине сделать первый взнос по ипотеке и приобрести дом в Подольске, не век же жить с родителями. Получая в месяц около 13 тысяч рублей, на кредит трудно рассчитывать. Она написала на сайт президента, с просьбой разъяснить порядок получения льготы. Ответ, как водится, пришел из министерства здравоохранения области за подписью и. о. заместителя министра Александра Криволапова: «Вы уже были устроены на работу в Красногвардейскую РБ в 2012 году, в связи с этим не соответствуете условиям участия в программе». Но ведь в те годы и программы-то такой не было, и никаких льгот Регина не получала.

Пришлась ко двору

По штату Подольскому ФАПу полагается два фельдшера, но долгое время работала здесь одна Ирина Гордеева, она и порекомендовала Регине это место.

— Только взрослого населения на нашем участке 1 488 человек, объем работы большой: прием больных, патронат пожилых людей и беременных женщин, прививки, обслуживание вызовов на дому — одной не справиться, — говорит Ирина Николаевна. – За мою практику, а работаю я с 1991 года, ни один человек не пришел к нам и не попросился на работу. И Регина сомневалась, но я ее уговорила: она местная, здесь училась, люди ее знают. Женщина молодая, активная, я без нее теперь как без рук, у меня даже появилась возможность уйти в отпуск.

Подольск — поселение большое, протяженностью более семи километров, пешком на вызовы в разные концы не набегаешься. Служебного транспорта у ФАПа нет, пользуются фельдшеры личными машинами, оплачивая заправку из своих скромных зарплат. «Жизнь человека не оценишь бензином, она гораздо дороже. Нам главное — успеть к больному вовремя», — ответила Регина на мой вопрос о компенсациях затрат. Что будет дальше, если не решится вопрос с выплатой по программе, она еще не определилась.

— Пока буду плыть по течению, работать в Подольске. Если появятся другие предложения, уеду — нам с дочкой нужен свой дом. В поселке жилье дорогое, цена не требующего ремонта дома начинается с миллиона рублей. И рада бы здесь остаться, родители живут в селе Староюлдашево, это в трех километрах от Подольска, но жить хочется отдельно, — говорит Регина.

Помочь и удержать

Главный врач Красногвардейской районной больницы Татьяна Папина понимает, что Подольску необходимы два фельдшера, и профессиональная подготовка Регины ее устраивает.

— Она проходила обучение как медицинская сестра детского отделения, есть практика работы в приемном покое, в Москве была медсестрой в стоматологии, навыки и знания у нее хорошие, — характеризует Андрееву Татьяна Николаевна. — Я не против ее работы в Подольске, а если она получит деньги по программе, то задержится у нас, как минимум, на пять лет.

Вот только как помочь молодой женщине с этой самой выплатой, Папина не знает. Квоты выделяются регионам, где укомплектованность медицинским персоналом в пределах 60 процентов, чтобы могли привлечь новых сотрудников. В Красногвардейской РБ укомплектованность на 90 процентов. Если только кто из соседей от квоты откажется…

— Остаются у нас без фельдшеров два больших села и несколько малых, где жителей менее 100 человек, их обслуживают мобильные ФАПы, — говорит Папина. – Принятые программы, конечно, хорошие, но, наверное, их нужно совершенствовать. К нам как земские врачи в разные годы устроились восемь специалистов. Сегодня работают двое, у остальных либо пятилетний срок закончился и они уехали, либо сейчас в декретном отпуске. Первичное звено терапевтической службы в этом году должны были пополнить три выпускника медицинского вуза, обучавшиеся по целевой программе. Но две девушки вышли замуж за военных, а третья наотрез отказывается возвращаться, готова даже деньги вернуть. Еще 12 студентов сейчас учатся как целевики, кто из них в итоге пополнит штат больницы, сказать трудно. Фельдшеры и вовсе к нам не едут, выплаты по программе еще никто не получал.

Вот так порой бывает: зазываем, привлекаем, обещаем, а в итоге специалисты, призванные работать в селе, оказываются обманутыми или обманщиками. Регина Андреева готова остаться в Подольске, не будь столько преград: то квоты нет, то прописка не та, то на работу устроилась не в то время.

Комментарий депутата Государственной Думы Игоря Сухарева:

— О проблеме Регины Андреевой я узнал на встрече с избирателями. Есть немало подобных ситуаций, по которым мне тоже задают вопросы.

В министерстве здравоохранения области пояснили, что отказано Андреевой правильно. Она уже работала ранее в сельской местности, а должность второго фельдшера Подольского ФАПа не была включена в реестр вакансий, поэтому права на участие в программе Регина не имеет.

Парадоксальная получается ситуация: программа принята, соответствующее финансирование в федеральном бюджете Госдумой заложено, деньги выделены, а на местах они не расходуются, специалистами село не наполняется. В законе прописаны три основания для получения фельдшером выплаты: возраст до 35 лет (со следующего года он будет увеличен до 50), среднее медицинское образование и переезд на работу в сельскую местность. Все прочие нормативы введены Министерством здравоохранения РФ, они и становятся препонами на пути программ «Земский врач» и «Земский фельдшер». Наверное, дополнительные условия и правила были заложены для того, чтобы заблокировать возможные мошеннические действия при получении выплат, сэкономить бюджетные средства. А в итоге получается, что они мешают привлечь в сельскую местность специалистов, потратив на них деньги, которые мы в бюджет уже заложили.

Такая экономия не нужна никому! Сегодня есть предлог не выплатить миллион врачу или 500 тысяч фельдшеру — завтра специалист уедет, и люди в территории останутся без медицинской помощи. Я, как депутат, не могу вмешаться в конкретную ситуацию с Региной Андреевой. На осенней сессии надо будет обговорить возникшие проблемы с профильным комитетом, искать решение, которое позволит убрать подводные камни не только программ по здравоохранению, но и предвосхитить их в программе «Земский учитель», которую планируем принять в ближайшем будущем.

ФОТО: tgnews.ru




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

14-10-2019 13:00
Во время выступления Ильдар Абдуллин
14-10-2019 11:55
Постоянное проживание в СНТ породило
11-10-2019 15:50
Полный список мероприятий на 11-13
10-10-2019 12:19
Это была первая и единственная
9-10-2019 17:22
В связи с усилением порывов

Также читайте

10-10-2019 12:19
Это была первая и единственная ставка на данном аукционе
7-10-2019 12:16
Полный список храмов, где можно будет прикоснуться к святыне
9-10-2019 16:36
Очередная проверка в доме священника проходила накануне его задержания СК