Гонимые пандемией. На окраине Соль-Илецка собрались граждане Узбекистана и Кыргызстана

В эти дни на восточной окраине Соль-Илецка царит самое настоящее столпотворение: из разных регионов России туда стекаются толпы людей, преимущественно граждане Кыргызстана и Узбекистана. В наспех обустроенном лагере под открытым небом — сотни шатров, палаток и шалашиков, меж ними снуют и в них копошатся старики, мужчины, женщины, дети. Все ждут отправки в родные края. Но когда она случится, никто не знает…

От печали до бунта

По текущему календарному сезону для приграничного Соль-Илецка подобная картина, может, и не была бы необычной, учитывая статус знаменитой курортной лечебницы: а ну как власти Кыргызстана и Узбекистана выдали специальные пособия своим гражданам для отдыха именно на здешних озерах! Но нечто подобное — из разряда фантастики, реальность в южных республиках СНГ куда печальнее. Да и наш курорт в исключительном нынешнем году до сих пор закрыт из-за пандемии распроклятой.

На редакционной машине мы пересекаем железнодорожное полотно у въезда в Соль-Илецк со стороны Оренбурга. И поворачиваем на Акбулак. Где-то поблизости, рядом с автотрассой, должен располагаться разрастающийся день ото дня палаточный лагерь с иностранцами. Такое не спрячешь.

Вот он — пост полицейский со шлагбаумом на развилке. Рядом припарковано несколько спецмашин. Чуть не с десяток стражей правопорядка в них. Останавливают. Не пускают. И только после телефонных согласований с начальством один из сотрудников поднимает железную перекладину-преграду, освобождая для нас проезд. Попутно передает сообщение по рации коллегам на следующий дежурный пост: мол, присмотрите за прессой.

Еще метров пятьсот едем по разбитой развилке, уходящей вправо. Вдруг окрестные деревья словно разом расступаются, открывая колоритную панораму с сотнями палаток и прочих укрытий на огромной поляне. Туда-сюда ходят толпы людей. Но первыми перед нами снова полицейские вырастают. Впрочем, теперь не препятствуют, а напротив — готовы помочь, если что нужно. Вежливо отказываемся от сопровождения, подходим к ближайшей женской компании, расположившейся в тенечке под раскидистыми карагачами.

Три женщины с опечаленными лицами молча сидят на шерстяном одеяле, расстеленном на траве. Самая старшая из них, Зульфия Сулейманова, разговор начинает неохотно. Опасается, может. Но, узнав, что мы из областной газеты, искренне выплескивает:

— Уже три недели сидим здесь без дела, только и остается, что печалиться. Когда разрешат домой проехать, неизвестно. Потому и бунтуют женщины, вон опять собрались вокруг Атабека, требуют ответа! Только что толку бунтовать, не от Атабека же зависит решение. Вот мы и не присоединяемся, просто выбрались в теньке прохладиться, жарко сейчас в палатках на солнце. Предыдущие дни выходили, чтобы погреться, из-за дождей прохладно было. Хорошо еще, летом оказались в ваших краях.

Атабек — это старший в палаточном лагере-городке. Но к нему пока не подобраться. Подождем.

Долгая дорога к дому

Зульфия Сулейманова живет в Узбекистане, ей за сорок, дома ждут двое детей (совершеннолетние) и престарелая мама. С работой в родном Отечестве — большая проблема. Как и тысячи земляков, трудится в России. На протяжении почти десятка лет каждый год отправляется в Москву. Устраивается куда придется. Раньше дворником получалось, в последний раз нанялась сиделкой к больным и престарелым.

Зарплата небольшая выходила, но по узбекским меркам и это нормально, при очень скромных запросах хватало себя прокормить и родным отсылать. Пока «китайский» коронавирус не грянул. Москву, как известно, пандемия поначалу более других российских регионов зацепила. От услуг Сулеймановой компания-работодатель еще в марте отказалась. А выбраться из столицы карантин не позволял. Да и с поэтапной его отменой куда деваться? Сухопутные границы между республиками СНГ закрыты, поезда отменены, авиасообщение прервано…

— До середины июня перебивалась как придется, — говорит Зульфия, — а потом знакомые земляки сообщили, что 20 июня должна открыться граница России с Казахстаном, разрешат на автотранспорте проследовать до Узбекистана. Нашла водителя, который собирался в Соль-Илецк, заплатила 20 тысяч рублей, доехали спокойно за двое суток. Но в Соль-Илецке выяснилось: граница — на замке, нужно ждать в местном палаточном лагере, когда дипломаты киргизские и казахские договорятся о разовом транспортном коридоре для таких, как я.

Сулейманова была в числе первых, кто попал в приграничную нашу полосу с очередным (о том позже) потоком трудовых мигрантов. Через несколько дней с другой партией земляков примчалась тридцатилетняя Ольга Нуриманова (имена свои многие прибывшие по-русски называют, разговаривают на русском прекрасно — что значит, освоились в РФ за годы работы). Спешила в Узбекистан к двум малолетним детям и больным родителям после «коронавирусного» закрытия московской гостиницы, в которой трудилась. Теперь вот прозябает вместе с Зульфией. Изредка позванивают родным, но назвать точную дату прибытия не могут.

В аналогичной затворнической ситуации здесь все оказались. Разница лишь в мелких деталях: возрасте и семейном положении прибывших, географии родных мест и российских регионов, где трудились люди в последнее время, откуда злосчастная пандемия погнала прочь. А куда деваться, если не на Родину?! Как бы там сложно не жилось.

Стоит заметить, в палаточном лагере все-таки подавляющее большинство — мужчины молодого возраста. Стариков, может, с пару десятков наберется, столько же — малолетних деток, женщин 0 около трехсот. Большинство — граждане Кыргызстана.

По уточненным (списки каждый день составляются) данным, на момент нашего визита значилось в соль-илецком лагере под открытым небом почти 600 узбеков и около 1,5 тысячи киргизов. А двумя днями ранее, как мне сообщил начальник управления внешнеэкономической деятельности регионального министерства экономического развития, инвестиций, туризма и внешних связей Александр Дяченко, всех вместе взятых было около 1 500 человек. Значит, каждодневно народу прибывает сотнями.

По долгу службы оренбургским чиновникам тоже приходится, что называется, разруливать ситуацию в каждодневном режиме. Их задача — обеспечить нормальное существование трудовых мигрантов до самого отбытия.

И накормят, и оденут

Наконец, «бабий бунт» неподалеку стихает, высокий моложавый мужчина в черной бейсболке и белой футболке выходит из толпы. Это он, Атабек Марыбжанов, старшина среди приезжих. Общим собранием избран. Как только что рассказали нам его коллеги по несчастью, Марыбжанову — 38 лет, работал в Москве курьером, после сокращения спешит домой к жене и четверым маленьким детям. Родом Атабек из Узбекистана, а живет в Кыргызстане. Так что всех здесь прекрасно понимает. Подходим, уточняем ситуацию.

— Женщины нервничают, — поясняет «старший», — время от времени приходится успокаивать. А мужчины ведут себя спокойно, помогают мне справляться. Два дня назад из посольства Кыргызстана сотрудники приезжали, составляли списки прибывших, работа у них идет своим ходом. Конечно, дипломатия — дело непростое, небыстрое. Проблема, получается, здесь межгосударственная, на уровне правительств Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана ведутся переговоры. С дипломатами я на связи.

С Атабеком мы проходим по палаточному лагерю, который превратился в целый городок на окраине Соль-Илецка. Со своей автономной инфраструктурой. По периметру городка — несколько постов полицейских, на отдельной площадке — спецмашины с дежурными нарядами пожарной охраны и медицинскими работниками. Так что и за правопорядком, и за состоянием здоровья приезжих есть кому следить круглосуточно. О чем Марыбжанов отзывается уважительно:

— Спасибо местным властям, все необходимое у нас есть! И продукты доставляют постоянно, и воду, и одежду с постельными принадлежностями. Помогают бесплатно добровольцы, благотворительные организации, простые соль-илекчане привозят нужное, со всей душой откликаются на нашу беду.

Заглядываем в палатки, условия там — спартанские: прямо на земле или деревянных поддонах уложены матрасы, подушки, одеяла. Кое-где скромные столики имеются для приема пищи. Но печек и электрообогревателей нет, противопожарные правила не дозволяют.

Зато есть центральная площадка с общим огромным котлом, где дежурные повара на костре готовят блюда. Дров заготовлено достаточно. Неподалеку от общей кухни стоит на всякий случай дизель-генератор.

Кому не нашлось места в больших палатках, обустраиваются поблизости в самодельных шатрах и шалашиках. Какие брезентом покрыты, какие целлофановой пленкой. Одни — просторные, другие -совсем скромные, по два-три человека в них еле укладываются. Ну, тут уж кто во что горазд.

И с гигиеной в городке полный порядок. Несколько машин с питьевой водой стоят в разных точках. На задворках временного поселения — умывалка, деревянные сортиры в ряд, специальные траншеи для мусора.

Дипломатия против фейков

А жизнь по всей округе идет своим чередом. Кто за горячей похлебкой спешит, кто за новой партией привезенных матрасов и одеял выстраивается, кто… снова «бунтовать» готовится, выдвигаясь к центральной площадке. В гостях хорошо, а дома ждут, однако.

— Надеюсь, в ближайшее время переговоры на межгосударственном уровне завершатся успешно, дипломаты договорятся о разовом транспортном коридоре для проследования трудовых мигрантов через территорию Казахстана, — осторожно предполагает начальник регионального управления внешнеэкономической деятельности Александр Дяченко. — Так было и два месяца назад, когда из-под Соль-Илецка вывезли более пятисот иностранных граждан.

Тогда, кстати, потерявшие работу в России из-за пандемии люди тоже кинулись в наши края, надеясь на открытые границы. Поверили фейковым новостям в Интернете. И как ни опровергало посольство Кыргызстана в РФ (и Почетное консульство Кыргызской Республики в Оренбурге тоже) эти ложные вбросы, убедить многих земляков и граждан соседних республик не удалось.

В Казахстане тем временем карантинные меры даже ужесточать стали из-за новых очагов коронавируса. Так что можно понять, с какими трудностями теперь вновь столкнулись дипломаты.

P. S. На исходе минувшей недели представители посольства Кыргызстана в РФ сообщили через соцсети, что им удалось договориться с коллегами по СНГ о разовом транспортном коридоре для проследования трудовых мигрантов через территорию Казахстана. В палаточном городке на окраине Соль-Илецка эта весть была встречена громогласным русским «Ура!». Осталось дождаться дня отправки. А тронуться в долгий путь мигранты готовы хоть сейчас.

 

Владимир НАПОЛЬНОВ

Фото Юрия СТЕКАЧЕВА

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

21-09-2020 17:12
21 сентября православные оренбуржцы празднуют
21-09-2020 16:55
48-летняя женщина 15 сентября 2020-го
21-09-2020 16:50
Во всех учреждениях дополнительного образования
21-09-2020 16:33
Из-за отключения света понедельник 21
21-09-2020 15:44
После пяти разгромных побед на
21-09-2020 15:21
Саракташский районный суд принял решение
21-09-2020 11:35
13-летняя школьница смогла за одну
21-09-2020 11:02
В МЧС по Оренбургской области
19-09-2020 19:19
Генеральная прокуратура возбудила дело в

Также читайте

15-09-2020 13:33
За все время жертвами COVID-19 в регионе стали 82 человека
14-09-2020 12:38
Почти все мандаты по округам забрали именно единороссы
16-09-2020 10:58
Накануне ночью, 15 сентября, в Новотроицке произошло ДТП со смертельным
18-09-2020 11:44
Обратился в надзорное ведомство депутат регионального Заксоба Владимир Фролов
14-09-2020 11:46
К вечеру 14 сентября заметно похолодает в западных районах области
17-09-2020 14:46
15 сентября на российско -казахстанской границе, в районе пункта пропуска