Дело Стремского: от рассвета, до заката?

Сентябрь стал несчастливым месяцем для настоятеля Саракташской Свято-Троицкой обители милосердия Николая Стремского. В 2015 году сотрудники ДПС пытались привлечь его к ответственности за управление знаменитым «золотым» мерседесом в нетрезвом виде. Видео, где стражи порядка волокут уважаемого духовника (в ходе задержания он пытался скрыться), произвело неизгладимое впечатление не только на верующих.

В голове не укладывалось, как подобное могло случиться с великим подвижником, который отстроил столько храмов и взял на себя ответственность за воспитание 70 детей. Однако скандал удалось замять. И батюшка, которого временно отстраняли от служения, вернулся на свое место. Прошло время, в СМИ, как и раньше, стали появляться душеспасительные интервью с отцом Николаем Стремским. Но вот в сентябре 2019-го грянул настоящий гром. Обвинение в изнасиловании и развратных действиях в отношении несовершеннолетних и заключение под стражу. Семеро якобы потерпевших девочек-подростков изъяты из семьи. Что это – очередной навет или горькая правда, в которую придется поверить даже искренним защитникам одного из самых многодетных отцов России?

Семейная тайна

В Оренбурге, да и за его пределами найдется не много журналистов, которые не были бы знакомы с настоятелем Саракташской Свято-Троицкой обители милосердия. «Южный Урал» с начала 90-х годов освещал все этапы разносторонней подвижнической деятельности Николая Стремского.

Напомню, в Оренбургскую область вместе с супругой, матушкой Галиной, он приехал в 1990 году. До этого отслужил в Афгане и окончил духовную семинарию, где получил распределение в Богом забытый Саракташ. Именно с началом служения Николая Стремского Всевышний (а вместе с ним и сильные мира сего, среди которых называют фирму «Адидас» и нашего земляка Виктора Черномырдина) обратил на это место свой благосклонный взор.

Ни святых источников, ни храмов с интересной историей, ни чудотворных икон там не было. В распоряжении батюшки оказалась лишь маленькая, ничем не примечательная церквушка. На этой базе Стремский создал православную обитель, начальную церковно-приходскую школу, которая впоследствии получила статус православной гимназии. На территории религиозного комплекса он открыл обитель для одиноких, никому не нужных старушек и большой храм в честь святых Царственных страстотерпцев и всех новомучеников и исповедников Церкви Русской.

Саракташская обитель милосердия стала полноправной визитной карточкой Оренбуржья. Туда устремились потоки туристов, на экскурсию в Саракташ везли многих именитых гостей, в том числе приехавших из-за рубежа. Все восхищались красотой небесно-голубых строений, воздвигнутых посреди обычного провинциального поселка. Но в первую очередь — необычной семьей Николая Стремского.

Вместе с матушкой Галиной они усыновили или взяли под опеку 70 детей. Причем 47 из них в течение первых трех лет. Как рассказывал сам отец Николай, началось все в 1992 году, когда к нему обратилась 80-летняя бабушка двух малолетних внуков. Мать их убили, отец куда-то пропал. Старушка попросила взять детей на воспитание.

В одном из многочисленных интервью отца Николая спросили, есть ли у него родные дети. Это семейная тайна, ответил священник.

Жили, как дворяне

Хватает ли отцовской ласки такому количеству детей? Этот вопрос Стремскому задавали неоднократно. Могу предположить, что в привычном понимании семейного устройства — вряд ли. Мальчики и девочки располагаются в отдельных помещениях, как отмечал сам отец Николай – по два-три человека в комнате, которых в обширной усадьбе предостаточно. Живут в сытости и комфорте, под наблюдением послушниц. Они же готовят мальчикам еду, а девочек учат делать это самостоятельно.

В то же время по твердо установленному правилу все воспитанники называют отца Николая папой. Этот момент неприятно поразил протоирея Андрея Кураева, однокурсника Стремского, который тоже посетил обитель. И назвал историю с усыновлением эффективным бизнес-проектом.

— Когда я приехал к нему, это уже был большой детский дом, — пишет Кураев. – Возможно, первых детей они взяли искренне, а затем это было поставлено на поток.

С другой стороны, далеко не все родители уделяют столько внимания развитию, образованию и дальнейшей судьбе родных детей. Я не думаю, что кто-то из журналистов (и я в том числе) за время коротких визитов в Саракташскую обитель милосердия мог составить объективное впечатление о жизнеустройстве этой многодетной семьи.

Заглянули в красивые спаленки, послушали, как ребята поют, играют на музыкальных инструментах. Много ли узнаешь за время такого общения? А вот моя коллега Татьяна Ангелова работала у Стремского помощником по СМИ в 2009-2010 годы. Она категорически отказывается верить в виновность отца Николая. Как и многие защитники настоятеля, убеждена: кто-то хочет отобрать созданное его трудами.

— Я на протяжении полутора лет общалась с детьми Стремского, — вспоминает Татьяна. — Видела, сколько сил он в них вкладывал. Ребят обучали, как в дворянских семьях – музыке, танцам, языкам, верховой езде. Они посещали бассейн, тренажерный зал – все благодаря договоренностям отца Николая. Его сын Денис Стремский у меня в редакции работал. Старалась привлекать к созданию статей, фото- и видеосюжетов и других воспитанников. Но, надо сказать, среди них были очень непростые дети, унаследовавшие гены своих биологических родителей. Некоторые, узнав, что их чада в надежных руках, потом объявлялись, требовали чуть ли не выкуп за них. Стремский говорил в таких случаях: мы ведь учим милосердию. А тут мать, какая бы она ни была, в бедственном положении. Давайте ей пенсию назначим. Многие злоупотребляли его добротой, и я не удивлюсь, если доказательства по нынешнему делу собрали с помощью таких людей. Стремского я и сейчас считаю одним из самых харизматичных управленцев. Церкви повезло, что он отгрохал такой комплекс мирового масштаба. А, кроме того, открывал храмы в Тюльганском, Сакмарском, Октябрьском и Саракташском районах. Служил бы Стремский в бедном приходе, никто бы им не заинтересовался.

Дорого благословение

Стремский действительно жил на широкую ногу. Умел привлекать такие средства, что и на грандиозное строительство, и на детей, и на старушек хватало и себе, по всей видимости, немало оставалось.

Дорогие авто, лошади, винный погреб, фонтан с лебедями и прочие атрибуты роскошной жизни – все это давно мозолит глаза местному обывателю. Тем более что отец Николай заработанное, как он говорит, потом и кровью, охотно демонстрирует. И в телесюжетах, и наяву – разъезжая на всей скорости в «золотом» авто по маленькому поселку.

А на судебном заседании на прошлой неделе было объявлено, что при обысках у Стремского найдены документы на дорогую недвижимость в России и за рубежом. Кроме того, настоятель построил пекарню, иконописную мастерскую, гостиницу, его обитель предоставляет ритуальные услуги. Там же действуют швейная мастерская и подсобное хозяйство, доход приносит и сдача земельных участков в аренду.

В 2015 году после «наглого бесчинства» — задержания сотрудниками полиции отец Николай с горечью сообщал: «За 25-летнее служение на месте настоятеля Свято-Троицкой Симеоновой Обители Милосердия поселка Саракташа я окружен помимо похвальбы и признания, мифами и клеветой. Злые языки и завистники не упускают шанса покуражиться и подлить масла в огонь. Я как грешный человек имею свои недостатки и прошу милости. Но я не дебошир, не пропащий пьяница и не нарушитель общественного порядка, как меня всячески пытаются выставить различные СМИ». Как-то его спросили, что будет, если остановят за быструю езду. «Ну, отдаст гаишник мне честь. Я его благословлю. Или не благословлю», — ответил священник.

А благословение Стремкого дорогого стоит, говорят знающие люди. И уверяют: не просто так богатые покровители жертвуют огромные деньжищи на его обитель. Все это благодарность за исполнение самых сокровенных желаний. Мол, молитвы его большую силу имеют. И даже высокопоставленные чиновники за такой помощью обращаются. Известно, что в 2010-м за благословением к саракташскому батюшке приезжал без пяти минут губернатор Юрий Берг, по факту уже назначенный президентом, но еще не утвержденный Законодательным собранием. Кстати, и с Путиным отец Николай общался накоротке — в 2012 году в Вифлееме презентовал Владимиру Владимировичу проект развития своей обители.

Странно при этом говорить о гонениях со стороны властей. Администрация Саракташа и сейчас дает Стремскому только положительные характеристики. И если предположить, что обвинение в изнасиловании и растлении несовершеннолетних выдумано, то непонятно, в чьих именно интересах.

Внутрицерковный дележ? Но Оренбургская епархия уже получила серьезнейший удар по своему имиджу. Николай Стремский запрещен в священнослужении до вынесения приговора. На его место временно назначен протоиерей Иоанн Кочанкин, настоятель храма Казанской иконы Божьей Матери в областном центре. О чем оренбургские прихожане искренне сожалеют и пишут жалобы в Москву.

Сторона защиты категорически отказывается от комментариев. В сети выложены короткие обращения матушки Галины и нескольких бывших воспитанников примерно одинакового содержания: в семье все было хорошо, обвинения ложные.

В то же время в интернете появилось видео, где одна из приемных дочерей рассказывает, что «папу кто-то хочет посадить». По ее словам, к ней приезжали незнакомые люди и предлагали взятки за компромат на Стремского.

Другая воспитанница этой семьи пытается объяснить, почему под стражу заключены также взрослая приемная дочь и зять отца Николая, обвиняемые в незаконном лишении свободы несовершеннолетних. Говорит, что в 2018 году настоятель в качестве наказания отправил нескольких непослушных девочек в центр реабилитации. Там они рассказали, что одной из причин стали их поздние, после 22 часов, прогулки. Однажды на поиски отправили вышеупомянутых членов семьи. Те привезли беглянок в гараж и велели постоять – подумать над своим поведение. Их вроде как и не запирали даже…

Бывший однокашник Андрей Кураев выразился жестко: «У него просто съехала крыша от вседозволенности».

Получается, не дождавшись вынесения вердикта, даже коллеги готовы предположить, что отец Николай мог совершить противоправное деяние?

И все-таки надо дождаться решения суда. По версии следствия, с января по август 2018 года Стремский неоднократно совершал в отношении шести удочеренных девочек развратные действия, а одну приемную дочь изнасиловал. Потерпевшими по делу проходят семь несовершеннолетних, опекаемых Николаем Стремским.

Возбуждению уголовного дела предшествовали 20 обысков, изъяты улики, допрошены свидетели, назначен ряд экспертиз. Сразу после задержания свое мнение по поводу случившегося на своей личной странице в социальной сети «Инстаграм» высказал губернатор Оренбургской области Денис Паслер:

– На мой взгляд, не имеет значения, кем работал или кем служил человек, совершивший преступление – священником, генеральным директором или дворником. У нас светское государство, и закон един для всех. Страшнее, что в самом низком преступлении подозревается отец. Тот, кто должен быть защитой и опорой – особенно для приемных детей, которых не раз обманывали взрослые.

ТЕКСТ: Валентина Соколова




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

14-10-2019 13:00
Во время выступления Ильдар Абдуллин
14-10-2019 11:55
Постоянное проживание в СНТ породило
11-10-2019 15:50
Полный список мероприятий на 11-13
10-10-2019 12:19
Это была первая и единственная
9-10-2019 17:22
В связи с усилением порывов

Также читайте

10-10-2019 12:19
Это была первая и единственная ставка на данном аукционе
7-10-2019 12:16
Полный список храмов, где можно будет прикоснуться к святыне
9-10-2019 16:36
Очередная проверка в доме священника проходила накануне его задержания СК