Наталья Ренева: Героиню нужно понять и оправдать

Актриса Оренбургского театра драмы Наталья Ренева воплотила на сцене самые разные женские образы – старушки в «Письмах памяти», деревенской бабы в «Любовь и голуби», роковой красавицы в премьерном спектакле этого сезона «Касатке». А юные зрители с неизменным восторгом принимают мальчика в сказке «Малыш и Карлсон» в ее исполнении. Хотя в юности она и не мечтала о профессии драматической актрисы.

С четырех лет у станка…

— Наталья, вы выросли в творческой семье, впоследствии это повлияло на ваш выбор?

— Мои папа и мама учились вместе, они оба балетмейстеры, мой старший брат – ювелир. А я – закулисный ребенок. Первый раз вышла на сцену, когда мне было 4 года. Мама привела меня в балетный класс и поставила к станку. Запах кулис, сцены, скрип половиц — это будто с детства внутри меня было. Но в театр попала случайно. После девятого класса выбрала совершенно чуждую мне профессию — учителя начальных классов. Чтобы стать балетмейстером, как я мечтала, нужно было уезжать в другой город. Не хотелось отрываться от семьи в 16 лет. Ждали, что вот-вот в Оренбурге откроется балетмейстерское отделение, чего, кстати, до сих пор не случилось. Я выучилась в педколледже и еще на практике поняла, что никогда не буду работать в школе. Всё, что там происходило, было против меня. Хотя педагогика, как предмет мне потом очень помогла. Но тетрадки, журналы, отчеты и прочая писанина – это ужас какой-то. Поэтому, получив диплом, я устроилась балетмейстером в танцевальную студию «Лора Данс». В общей сложности мой стаж в этом коллективе — 20 лет, я вышла оттуда, только когда училась на втором курсе института искусств. Там открыли театральное отделение, и я поступила в первый набор. Оказалось, театр – это совершенно иной мир. Вроде бы та же сцена, та же кулиса, а внутри абсолютно другая жизнь, более интересная. Ты не просто выступаешь, танцуешь, а понимаешь, зачем это делаешь. Ты можешь выразить свои мысли, донести их до людей. Ведь если ты вышел на сцену, значит, тебе есть что сказать.

— Вам сразу было что сказать?

— Нет, конечно, это приходит далеко не сразу, может быть, лет через десять…Но когда выпускаешься из института, все, кажется, ты – народный артист. Это у всех так. А потом выясняется, что не знаешь ничего. Всё даёт опыт и настоящие мастера сцены, которые помогают тебе. Слава Богу, у нас в театре старшие всегда помогают младшим. Нет такого, чтобы кто-то пытался загасить молодость.

Я сказала: давайте отлупим его!

— Но ведь подшучиваете друг над другом прямо на сцене? Мне кажется, вы вообще очень органично смотритесь в образе хулиганки.

— Ну, я и есть хулиганка, отличница, примерная девочка – это не про меня. Я пацанкой была, дралась с мальчиками. В школе защищала честь всех девчонок. Классе в 7-8, когда мальчики входят в такой возраст, когда им интересно из чего сделаны девочки, один мальчик стал пытаться девчонок в тёмном месте к стенке прижать. Я сказала: «Давайте соберёмся и отлупим его!» На словах меня все поддержали, а в результате дралась я одна. А потом ездила в травмпункт с разбитым носом. В театре другое хулиганство. Это внутренний диалог между артистами без слов, который должен быть не заметен зрителям. Такие моменты импровизации случаются практически на каждом спектакле, особенно если играем комедию.

В спектакле «Свадьба в Малиновке» пан Грициан подходит к «моей» дочери и говорит: «Я ради тебя в Малиновку приехал». Дочь прячется за меня, я хватаю Грициана за грудки, хотя в сценарии этого нет. А позиция неустойчивая – мы оба стоим на лестнице. Грициан пытается от меня отстраниться и, не удержавшись, начинает падать спиной, а я — на него. Его бандиты, растерявшись, просто отходят в сторону. Мы лежим на сцене, я как держала его за грудки, так и держу. Сказать, что это было смешно, не сказать ничего. И только потом бандиты сообразили, что нам надо помочь, сами мы подняться не сможем.

— Больно было?

— Нет, в такие моменты боли не бывает, это адреналин. Больно может быть только потом.

Вот, кстати, еще одна история на тему импровизации. В финале спектакля «Милые люди» мы все поём частушки. Когда приходит моя очередь, я вдруг осознаю, что не помню ни слова. Белый лист в голове, так бывает. Думаю, ну сейчас пойдут первые аккорды, и я вспомню. Однако ничего не происходит, и я начинаю танцевать и петь просто тра- та-та. На сцене человек 20 и все буквально падают от смеха, но зритель ничего особенного не замечает, так как в этой сцене всё ложится на концепцию спектакля. И тут «муж» мой выходит из-за другого стола и точно также поёт на тра-та –та, чтобы меня поддержать. Спасибо всем огромное: мы всегда друг другу помогаем в театре. У нас очень здоровая атмосфера.

— Трудно поверить, что в творческом коллективе такое возможно.

— Такой тон задаёт руководство. Мы приходим сюда не шушукаться в закулисье и строить козни друг другу. А работать в удовольствие, у нас все заняты, никто не сидит без дела. Так что на всякую чепуху времени нет.

С Касаткой мы долго друг на друга смотрели

— У вас такие разные роли – уже сколько лет играете семилетнего мальчика в сказке «Малыш и Карлссон». И одновременно пожилую женщину в «Письмах памяти». Кого труднее сыграть — бабушку или мальчика?

— Даже не знаю, как ответить, сейчас уже мальчика, наверное. Время вперёд идёт, а семилетний мальчик каким был, таким и остаётся. Я смотрю на своего сына и у него заимствую это наивное непосредственное восприятие мира, веру в чудеса. Но и старушку играть интересно — меняется пластика, ты по-другому должен себя физически ощущать, а потом и мыслить начинаешь иначе. Я очень люблю эту свою героиню, это МОЯ бабушка.

— Для вас действительно важно в каждой роли что-то донести до зрителя?

— Один и тот же характер каждая исполнительница играет по-своему. Поэтому спектакли в двух составах — всегда разные. Например, моя Касатка в одноименной постановке по комедии Алексея Толстого — очень дерзкая, она жаждет жить, любить. Умеет бороться, знает, чего хочет, и готова добиваться этого любыми способами. И на своём пути она сметёт всё лишь бы достичь своей цели. Но есть в ней и мягкость, и не реализованное чувство любви. С Касаткой мне было не просто, мы долго друг на друга смотрели. Я сначала даже испугалась – смогу ли я? Что-то сопротивлялось внутри меня. Потому что каждую героиню нужно понять и оправдать. А в данном случае мне тяжело было это сделать. И каждый спектакль ты заново все проживаешь. Что-то новое узнаёшь о себе, своем партнёре, персонаже. Спектакль – живой организм, он не может каждый раз идти одинаково. Поэтому, когда, как у нас говорят, спектакль обрастает мясом, он уже совсем не такой, как во время сдачи. А когда спектакли теряют свою энергетику, их просто списывают.

-А как чувствуете реакцию зрителя?

— Этот обмен энергии, он в воздухе чувствуется, на интуитивном уровне. Когда ты зрителю отдаёшь, а он — тебе. И тогда человек, сидящий в зале, глубже погружается в спектакль, становится его соучастником. Это чувство очень хрупкое, его легко потерять. Оно то ослабевает, то усиливается. Но без этого обмена я не вижу смысла существования театра.

— У Вас много разных ролей, но судя по фотографиям на стене в гримерке, один из самых любимых – современный фарс «Мамапапасынсобака»? Помнится, тогда к столь критичному взгляду на отношения в семье далеко не все зрители оказались готовы.

— В 2009 году, когда его у нас поставила московский режиссер Нина Чусова, это был новый формат спектакля для нашего города. Эксперимент не только для зрителей, но и для артистов тоже. Пока репетировали, я успела ребенка родить. Потом ждали меня, и когда я вернулась, уже совершенно по-другому воспринимала происходящее. Потому что сама стала мамой. И во мне что-то изменилось. Когда нет своих детей, подобные проблемы тебя касаются постольку поскольку. Но их появление кардинально меняет всю твою жизнь. Мне не хотелось, чтобы мой сын видел те страшные вещи, с которыми пришлось столкнуться моему герою, 10-летнему Андрия. Оренбургский зритель действительно не был готов на тот момент к такому спектаклю. Но это замечательно, что он у нас шел целый сезон

АВТОР: Валентина Соколова

ФОТО:  из архива Натальи Реневой




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.


Похожие новости

17-03-2019 19:47
Большое интервью актрисы Оренбургского театра
26-01-2019 6:00
Разговор с президентом Федерации рестораторов
18-12-2018 8:49
Сегодня исполнилось 83 года известному

Также читайте

19-06-2019 11:58
Расследование причин массовой гибели рыбы продолжается
20-06-2019 15:03
Несмотря на огромное количество слухов, в СК пока не подтверждают
21-06-2019 10:36
Сообщение о проверке появилось через 1,5 часа после комментария президента
20-06-2019 17:21
Врио губернатора увидел ремонт городских дорог и высказал множество претензий
25-06-2019 10:55
По сомнительным сделкам предприятия возбуждено до 5 уголовных дел
25-06-2019 11:01
Семья надеется на объективное расследование со стороны властей